Бельгия: Фландрия и Валлония — конфликт и единство на территори страны

Бельгия, единая и разделенная

Бельгия едина, но в то же время разделена. Есть в ней две области, которые сильно различаются и никак не могут найти консенсуса. Речь идет о Фландрии и Валлонии. Чтобы понять суть противоречий следует углубиться в историю, ведь эти две территории не всегда были едины. Долгое время Фландрия входила в состав Нидерландов.

Вопрос веры

Отсоединение от Нидерландов стало казаться не таким уж и невозможным в 1566 году. Тогда еще вслух о таком никто не помышлял, но население и правительство никак не могли поладить. В Нидерландах быстро распространятся протестантизм, в то время как король поддерживал католиков и даже устраивал репрессии против иноверцев. Население, несогласное с такими гонениями протестантов, подняло бунт и начало громить католические церкви.

Война была долгой и, по сути, велась против испанской короны, которой в то время принадлежали Нидерланды и, следовательно, Фландрия. Все продолжалось до 1648 года, когда Испания сдалась и признала, что Нидерланды (7 их провинций) могут быть независимы. Вроде бы население добилось того, чего хотело, однако на деле именно эти события послужили причиной раскола. Оказалось, что жители Фландрии вовсе не желают становиться протестантами, поэтому католическая Фландрия, несмотря на один язык с нидерландцами, предпочла раскол.

В современной Фландрии все так же, как и раньше, большинство людей – католики, однако сама церковь отнюдь не пользуется популярностью. Жители не согласны с тем, что церковь выступает против сексуальных меньшинств, абортов и эвтаназии. К тому же плохую службу церковникам сослужил и ряд скандалов, связанных со священнослужителями.

Особенно подорвала репутацию ужасающая новость о том, что епископ Брюгге – педофил. Все усугубляет и тот факт, что этого нелюдя нельзя наказать по гражданским законам. Судил епископа церковный суд и вместо тюремного заключения его просто разжаловали в должности и сослали в провинцию. Такие поблажки не могли пройти незамеченными бельгийцами и, естественно, население остро на все отреагировало, многие отказались от католической веры и попросили вычеркнуть их из «членов» католической церкви. То есть речь идет о том, что люди просили убрать их имена из церковной католической книги, в которую их заносили во время крещения. Интересен тот факт, что, несмотря на недолюбливание церкви, бельгийцы, все же, отдают предпочтение церковным школам перед муниципальными, считая, что качество образования в таких заведениях на порядок выше, благодаря строгой дисциплине.

Язык раздора

Несмотря на то, что фламандцы предпочли объединиться с валлонцами, а не остаться в составе Нидерландов, они не сильно-то и рады такому союзу, ведь между этими группами людей есть немало разногласий. Основное из них – язык. Фламандцы разговаривают на голландском, который правильнее называть нидерландским, а валлонцы на французском.

Но все бы было ничего, если бы между теми, кто разговаривал на разных языках, не встали социальные противоречия. Нидерландский в стране считали языком бедняков, а французский – элиты. Если человек хотел преуспеть в жизни, то должен был отказаться от родного нидерландского и начать говорить на чуждом ему французском. В школах и высших учебных заведениях учили на французском, административным языком тоже был французский. Поэтому людям ничего не оставалось, как отрекаться от родного языка, чтобы хоть как–то выбраться из бедноты. Людей, которые приняли такое решение, отреклись от своего языка, стали называть франскильонами.

Экономика

Однако языковые разногласия еще можно было бы пережить, если бы Валлония была бы столь же преуспевающей, как и Фландрия. Однако в Валлонии были развиты угольная и металлургическая промышленности, которые сейчас претерпевают упадок, поэтому Фландрия с современными производствами и развитым сельским хозяйством вытягивает своего «соседа». Это, естественно, вызывает недовольство жителей развитого региона, ведь кому хочется вытягивать кого-то в ущерб себе. В парламенте по этому поводу велись настоящие войны. В итоге удалось договориться на дотации Фландрии в течение 10 лет в обмен на то, что в стране усилится децентрализация, а в Валлонии должны пойти на непопулярные меры, чтобы поднять экономику региона.

В общем, иногда и не понятно, как Бельгия еще не разделилась, однако ни валлонцы, ни фламандцы о таком даже не помышляют и отшучиваются, что если вдруг разбегутся, то не смогут поделить Брюссель. И правда, этот город хоть и относится территориально к Фландрии, но живут там одни франкофоны.